Study-English.info - cайт для изучающих английский язык, студентов, преподавателей вузов и переводчиков

Главная страница сайта Study-English.info Английская грамматика Английская лексика по темам Песни на английском языке с текстами Материалы для переводчиков Устные темы и тексты для перевода Интернет-ресурсы для изучающих английский язык

Основные смысловые единицы (на примере англоязычных научных текстов)





Е. М. Загарина


Мышление изучается на протяжении многих веков. При этом всякий раз, когда говорят о природе мышления, обязательно вовлекают в сферу рассуждения и феномен языка. Выяснение связи между языком и мышлением составляет одну из центральных проблем теоретического языкознания и философии языка с самого начала их развития. В решении этой проблемы обнаруживаются глубокие расхождения: от прямого отождествления языка и мышления (Ф. Э. Шлейермахер, И. Г. Гаман, Л. Блумфилд, Ф. де Соссюр, А. Шлейхер) и их полного сближения с преувеличением роли языка (В. Фон Гумбольдт, Л. Леви-Брюль, бихевиоризм, неогумбольдтианство, неопозитивизм) до отрицания непосредственной связи между ними (Ф. Э Бенеке, О. Есперсен, Б. Рассел) или чаще игнорирование мышления в методике лингвистического исследования (лингвистический формализм, дескриптивизм).

Отношение мысли к языку проявляется в том, что человек изобретает и создаёт те или иные формы и виды речи, формы и способы языкового выражения. Мысль, обращенную на речь и язык, т. е. мысль о речи и о языке, называют языковым мышлением.

Мысль воплощается в слове не стихийно, а осознанно. Вместе с выражением мысли в слове совершенствуется и само слово. Это означает, что в слове наша мысль различает и делает значащими все более тонкие структуры. Вместе с развитием форм речи – мысли развиваются и мысль о самой речи и искусстве речи. Это значит, что человек творит язык, не только создавая новые выражения, но и по-новому оценивая элементы языковой системы, делая их значащими и активно участвующими в процессе создания речи-мысли. Осмысление, осознание, ощущение своей речи человеком как процесса языкового мышления развивается, затрагивая всё новые детали строя языка [1, с. 93]. Интересны высказывания Б. П. Ардентова о соотношении языка и мышления. «Если в мысли непременно всё должно быть одето словом, то получается, что мыслить - это говорить про себя, а говорить – это мыслить вслух. Значит, в мысли может возникнуть то, что уже есть в языке; чего нет в языке, то не может появиться в мысли (ведь без слова оно не может существовать в сознании). Таким образом, язык ограничивает мышление, является для него словами. И тогда вообще непонятно, как в языке могут появляться новые слова, новые формы и т. д. , т. е. непонятно, как может проигрывать язык. Мышление в своём движении опережает язык, - иначе вообще был бы невозможен прогресс человечества. В мышлении создался образ, а в языке нет соответствующего слова для его обозначения (ещё доказательство возможности существования в мысли чего-то, что не одето словом)» [2, с. 29-30].

Чтобы лучше разобраться в том, что представляет собой единица мышления, соответствующая слову, и каково отношение между ней и словом, необходимо выяснить, как различные учёные понимают эту единицу.

Стремясь выяснить отношение между словом как формальным типом языковых единиц и соответствующим ему формальным типом единиц мышления, большинство из них обычно сопоставляют слово с понятием (В. Гумбольдт, Штейнталь, К. Бюлер, Д. Милль). И хотя понятие признаётся логической категорией, наиболее близко стоящей к слову, подчёркивается, что между понятием и словом нет полного взаимосоответствия, что между ними часты несовпадения. Такие несовпадения объясняются, во-первых, тем, что не всякое понятие может быть выражено одним словом, что есть понятия, которые могут воспроизводиться только сочетанием нескольких знаменательных слов. Во-вторых, причиной расхождений между словом и понятием признаётся наличие таких слов, которые сами по себе не выражают никаких понятий. Таковы, например, служебные слова (предлоги, союзы и т. д. ). Правда, некоторые учёные считают, что служебные слова способны выражать понятия. Но подобный взгляд на соотношение слова и понятия высказывается не столь уж часто.

Положение осложняется ещё и тем, что в слове обычно выражается нечто большее, чем одно простое понятие. Это дополнение создаётся благодаря тому, что слова, помимо понятий, передают ещё и определённые эмоционально-экспрессивные оттенки, а также выражают отношения между содержанием воспроизводимых ими понятий и содержанием других мыслей. Некоторые авторы усматривают смысловой эквивалент слова в представлении (Т. Гоббс, Б. Рассел). При этом между словом и представлением устанавливаются примерно такие же отношения, какие выше были обнаружены между словом и понятием. Сопоставление слова с представлением, а не с понятием обусловлено в одних случаях смешением чувственных и логических фактов, в других – вызывается вкладыванием особого смысла в термины «понятие» и «представление», иногда же наблюдается простое отождествление термина «представление» с термином «понятие» (подмена второго термина первым). Наконец, встречается и такая точка зрения, согласно которой слова могут выражать как понятия, так и представления (А. А. Потебня, В. А. Богородицкий, М. Н. Петерсон).

Наиболее полной и подробной, на наш взгляд, является классификация основных смысловых единиц П. В. Чеснокова. Как считает ученый, понятие само по себе лишь концентрирует и фиксирует полученные в результате абстрагирования и связанного с ним обобщения знания о предмете, не соотнося их с самим предметом, т. е. является непредикативной единицей. Поэтому оно выступает лишь как готовый материал для мыслительного процесса, но ещё не составляет самого мыслительного процесса. Мыслительный процесс образуют лишь предикативные единицы, т. е. суждение, вопрос и побуждение, которые исследователь называет общим термином логема [3, с. 32].

Он подчеркивает, что понятие не только отвлекает один факт от другого, но и берёт его как самостоятельный объект рассмотрения, противопоставляемый другим фактам и выступающий в особом отношении к ним. Понятие может отражать как вещь в целом, так и отдельные свойства, состояния, отношения вещей. Без такого отражения невозможно рассмотрение самих фактов. Однако для мыслительного процесса необходимо не только противопоставление фактов, но и установление связи (отношения) между ними. Поэтому среди непредикативных мыслей, образующих готовый материал для мыслительного процесса, должны быть единицы, которые, отвлекая одни факты от других, не превращают их в самостоятельный объект рассмотрения, мыслят их зависимость, непосредственную привязанность к чему-то иному, обязательную подключенность к некоторому объекту рассмотрения. Единицу такого формального типа П. В. Чесноков называет релянтой. Релянта не может отражать вещь в целом, она отображает только отношение вещей и явлений

При слиянии понятия и релянты образуется мысль, которую можно назвать комбинантой. Единица этого типа не только противопоставляет отражаемый факт другим фактам как самостоятельный объект рассмотрения, выступающий в особом отношении с ним, но и раскрывает само это отношение. Понятия и комбинанты, поскольку они изображают тот или иной факт как нечто самостоятельное, можно совместно противопоставлять релянтам и объединить их общим термином «субстанта» [3, с. 136].

Рассматриваемое деление непредикативньгх единиц мышления П.В. Чесноков называет условно делением со стороны внешнего отношения. Это условное наименование, по его мнению, нуждается в уточнении, хотя как термин оно в общем приемлемо. В действительности речь идёт не о констатации внешнего отношения единицы мышления к другим единицам, а о внутреннем осознании в самой единице внешнего отношения её содержания к содержанию других единиц.

При этом истолковании понятия, которое было изложено выше, никак нельзя признать, что все слова являются выразителями понятий. Понятия в чистом виде выражаются лишь существительными и прочими словами субстантивного типа в прямом падеже (если слова данного языка изменяются по падежам), а также инфинитивами при условии, что все эти разряды слов взяты вне зависимости от других слов. Такие языковые единицы принято называть номинативными, так как они являются наименованиями фактов. Служебные слова понятий не выражают, а воспроизводят лишь релянты, их можно квалифицировать как релятивные единицы, поскольку они не называют фактов, а выражают лишь отношения между ними, Что касается несубстантивньих знаменательных слов (например, прилагательных и личных глаголов), а также субстантивных слов в косвенных падежах, субстантивных слов в прямом падеже и инфинитивов при зависимом положении, то все они выражают больше чем понятия, а именно комбинаты, т. е. деформированные понятия, пополненные содержанием, которое выходит за пределы понятий о данных предметах, ибо отражают ещё и отношения между этими предметами и другими. Это слово следует отнести к комбинаторным единицам, одновременно обозначающим факты и раскрывающим отношения между ними, т. е. объединяющим в себе признаки номинативных и релятивных единиц [3, с. 24].

Чистые понятия могут сочетаться между собой только с помощью релянт, которые раскрывают отношения между их содержаниями. Комбинанты объединяются непосредственно, так как идея отношения заключена в них самих.

В плане охвата содержания выделяется значительные количество формальных типов понятий на основании различных признаков. Сюда относятся все известные в логике виды понятий: конкретные и абстрактные, общие и единичны; положительные и отрицательные и т. д. Виды понятий со стороны их отношений по объему (совместимые, несовместимые, равнозначные, пересекающиеся, подчиняющие и подчинённые и т. д. ) устанавливаются на основе отношения между понятиями, образующими в результате различного охвата одних и тех же предметных областей.

Все эти виды наблюдаются и у комбинант, поскольку последние являются лишь деформированными понятиями, обогащёнными идеей внешнего отношения.

Сложнее обстоит дело с релянтами. Так, релянты не могут делиться на общие и единичные, так как все они носят крайне общий характер. Также невозможно различать среди них абстрактные и конкретные: все они абстрактны, поскольку отражают лишь отдельные стороны вещей (отношения).

К плану охвата содержания относится деление понятий на научные и бытовые. Такое деление признаётся многими исследователями, хотя установившихся терминов для обозначения этих двух видов понятий до сих пор нет [4, с. 37].

Если общепринятое деление понятий на единичные и общие, конкретные и абстрактные и т. д. основывается на различной широте количественно качественного охвата предметов, то научные и бытовые понятия выделяются в зависимости от различной глубины охвата отражаемых объектов.

Чёткой грани между научными и бытовыми понятиями, разумеется, нет. Но провести различие между наиболее типичными из числа тех и других вполне возможно и необходимо. Любое понятие отражает существенные признаки предмета, т. е. такие, без которых предмет не может существовать, так как они образуют систему признаков, составляющую данный предмет в единстве с другими любыми признаками, способными сочетаться с системными. Но глубина существенных признаков может быть различной. Некоторые из них являются весьма поверхностными и выступают как то общее, что пронизывает однородный ряд изменчивых чувственно воспринимаемых свойств и взаимодействий, каждое из которых не может быть признано необходимым, но одно из которых обязательно должно наличествовать у предмета. Иные из существенных признаков образуют глубинную основу предмета (так сказать, его внутреннюю природу), они определяют другие, более внешние существенные признаки и непосредственно не проявляются в чувственно воспринимаемых свойствах и отношениях. Их связь с этими свойствами и отношениями является сложной, многостепенной.

Нельзя ли разделить на научные и бытовые также и единицы мышления, близкие к понятиям, – комбинанты и релянты?

В отношении релянт такое деление П. В. Чесноков считает вряд ли возможным. Релянты отражают обычно наиболее общие отношения (пространственные, временные и т. д. ), но схватывают их с внешней стороны, так как их задачей является объединение понятий, а не концентрация внимания на отношениях между их содержанием. Если мы желаем сосредоточить внимание на каком-либо отношении как особом объекте, чтобы вскрыть его внутреннюю природу, мы пользуемся для его отражения не релянтой, а понятием или комбинантой. Поэтому можно сказать, что в общем и целом по глубине отражения действительности релянты стоят на уровне бытовых понятий.

Со стороны понятийной части комбинанты, как и понятия, подразделяются на научные и бытовые, ибо по качеству отражения действительности эта часть не отличается от понятия. Со стороны релятивной части, совпадающей по качеству отражения с релянтами, такого деления комбинанты не допускают.

Релянты зачастую заключают в себе идею направленности отражённого в них отношения. Это отношение может быть направлено в сторону той логической единицы, к содержанию которой непосредственно примыкает содержание релянты, или от неё. Если релянта не отражает особого отношения, тогда она, разумеется, не содержит в себе и идеи направленности какого-либо отношения, а только уточняет отношение, отражённое другой релянтой или комбинантой.

По мнению П.В. Чеснокова, следует учитывать и общий характер отношений, отражаемых релянтой (их предельно общее содержание). В этом смысле он выделяет отношение тождества (бытия одного факта другим) и внешнее отношение между различными фактами – отношение нетождественности [3, с. 42].

Нельзя не обратить внимания и на следующие особенности отражения отношений с помощью релянт. Если отношение направлено от той логической единицы, к содержанию которой подключается содержание релянты, то предмет, к которому направлено это отношение, может не находить особого отражения в виде отдельной логической единицы. В этом случае его отражение поглощается содержанием релянты, в то время как в иных случаях для его изображения служит особая единица мышления. Однако релянты, отражающей направленность отношения от той логической единицы, к которой непосредственно присоединяется её содержание, может быть недостаточно для установления смысловой связи между данной логической единицей и другой. В этом случае нужно, чтобы вторая логическая единица подключала к себе ещё одну релянту, которая развивала бы отношения в том же направлении и доводила бы связь до конца. В большинстве же случаев связь может быть осуществлена с помощью лишь одной релянтьт. Мы получили, таким образом, пять различных оснований, в соответствии с которыми можно было бы привести пять различных делений релянт.

Однако для того, чтобы получить возможность давать сразу разностороннюю характеристику одним и тем же релянтам, целесообразнее провести объединённую классификацию релянт с учётом всех рассмотренных оснований. При таком подходе П.В. Чесноков в своих исследованиях выделяет следующие виды релянт:

1. Релянты, заключающие в себе идею направленности отражённого в

них отношения тождества в сторону той логической единицы, к которой тяготеет их содержание, и от той логической единицы, с которой соотносится первая.

2. Релянты, заключающие в себе идею направленности отражённого в них отношения нетождественности в сторону той логической единицы, к которой тяготеет их содержание, и от той логической единицы, с которой соотносится первая.

3. Релянты, заключающие в себе идею направленности отражённого в них отношения тождества от той логической единицы, к которой тяготеет их содержание, и в сторону той единицы мышления, с которой соотносится первая.

4. Релянтьи, заключающие в себе идею направленности отражённого в них отношения нетождественности от той логической единицы, к которой тяготеет их содержание, и в сторону той единицы мышления, с которой соотносится первая.

5. Релянты, не отражающие отношений и, следовательно, их направленности, а лишь уточняющие, характеризующие отношения, отображённьие другими единицами мышления.

6. Релянты, заключающие в себе идею направленности отражённого в них отношения тождества от той логической единицы, к которой тяготеет их содержание, и поглощающее отражение предмета, на который направлено отношение, при отсутствии такой другой единицы мышления, которая отражала бы этот предмет отдельно от отношения и сочеталась бы с первой единицей с помощью данного отношения.

7. Релянты, заключающие в себе идею направленности отражённого в них отношения нетождественности от той логической единицы, к которой тяготеет их содержание и поглощающие отражение предмета, на который направлено отношение, при отсутствии такой другой единицы мышления, которая отражала бы этот предмет отдельно от отношения и сочеталась бы с первой единицей с помощью данного отношения.

8. Релянты, заключающие в себе идею направленности отражённого в них отношения от той логической единицы, к которой тяготеет их содержание, и недостаточные для установления через это отношение связи с другой единицей мышления, в сторону которой направлено данное отношение [3, с. 42-43].

Простые комбинанты могут быть также подразделены в зависимости от охвата отношений, поскольку они отражают не только предметы, выступающие в особом отношении к другим предметам, но и отношения. Невольно напрашивается мысль о том, что со стороны охвата отношений среди комбинант должны выделяться такие же виды, какие мы наблюдали и у релянт. Действительно, для нефиксированных простых комбинант это заключение вполне справедливо, причём оно касается и формальных разновидностей простых понятий, и формальных разновидностей многих закреплённых простых комбинант. Что же касается фиксированных комбинант, то они могут быть сопоставлены лишь с релянтами трёх групп, а именно первой, второй и восьмой. А фиксированные простые комбинанты, которые соответствовали бы релянтам третьей, четвёртой, пятой, шестой и седьмой группам, невозможны.

Выделим описанные выше единицы мышления и соотнесем их с конкретными словами, взятыми из научных текстов, а также проанализируем это соотношение.

Today we are coming to realize that the body is very far from a conservative system, and that its component parts work in an environment where the available power is much more limited than we have taken it to be. The electronic tube has shown us that a system with an outside source of energy, almost all of which is wasted, may be a very effective agency for performing desired operations, especially if it is worked at a low energy level. We are beginning to see that such important elements as the neurons, the atoms of the nervous complex of our body, do their work under much the same conditions as vacuum tubes, with their relatively small power supplied from outside by the circulation, and that the book-keeping which is most essential to describe their function is not one of energy. In short, the newer study of automata, whether in metal or in the flesh, is a branch of communication engineering, and its cardinal notions are those of message, amount of disturbance or «noise»- a term taken over from the telephone engineer- quantity of information, coding technique, and so on.

In such a theory we deal with automata effectively coupled to the external world, not merely by their energy flow, their metabolism, but also by a flow of impressions, of incoming messages, and of the actions of the outgoing messages.

Рассмотрим данный отрывок. Начнём с тех единиц мышления, которые не могут отражать вещь в целом, а отображают лишь отношение вещей и явлений, т. е. с релянт.

В суждении In short, the newer study of automata, whether in metal or in the flesh, is a branch of communication engineering... релянта первой группы is отражает направленность отношения тождества от понятия в сторону branch of communication engineering (бытиё первого вторым, а не наоборот), причём отражение этого отношения тяготеет к понятию branch of communication engineering.

Релянта второй группы at в суждении especially if it is worked at a low energy level указывает на направленность отношения от действия в сторону логической единицы especially low energy level. При этом содержание релянты at присоединяется к содержанию мысли low energy level. Отношение между действием, выраженным пассивной конструкцией especially it is worked и low energy level не есть отношение тождества.

Рассмотрим ещё один пример релянты второй группы. В суждении a very effective agency for performing desired operations релянта for заключает в себе идею направленности отношения нетождественности в сторону понятия performing desired operations, к содержанию которого тяготеет данная релянта, от логической единицы a very effective agency, с которой соотносится понятие performing desired operations.

С помощью релянты в суждении and its cardinal notions are those of message, amount of disturbance or «noise» раскрывается направленность отношения тождества от понятия noise в сторону понятия amount of disturbance Noise выступает как иная реальность amount of disturbance. Поэтому отношение инобытия, отражённое релянтой or, есть отношение noise к amount of disturbance, но не наоборот. Идея же этого отношения явно подключается к понятию noise.

В суждении In such a theory we deal with automata effectively coupled to the external world, not merely by their energy flow, their metabolism, but also by a flow of impressions, of incoming messages, and of the actions of the outgoing messages релянта четвёртой группы but указывает на направленность отношения нетождественности от второго факта к первому (на противопоставленность второго факта первому, но не наоборот). При этом содержание релянты непосредственно привязывается к содержанию второго факта.

Релянты пятой группы, как упоминалось выше, касаются отношений, отражаемых релянтами других групп или комбинантами. Рассмотрим несколько примеров релянт пятой группы в данном отрывке. В суждении the book-keeping which is most essential to describe their function is not one of energy релянта not указывает на отсутствие того отношения, которое отражено комбинантой one of energy (реального обладания в настоящий момент признаком one of energy ). А в логеме In such a theory we deal with automata effectively coupled to the external world, not merely by their energy flow... релянта merely указывает на ограничение отношения, отражённого логической единицей we deal with automata effectively coupled to the external world. Но в данном суждении есть ещё и релянта not, связанная с релянтой merely, а потому указывающая на отсутствие данного ограничения. Сопоставим релянты, выражаемые определённым и неопределённым артиклем. Релянты этого вида принадлежат к шестой группе. Они указывают, что система признаков, отражённая как предмет логической единицы, к которой тяготеет одна из них, в данном случае выступает либо во всех своих возможных реализациях, либо лишь в некоторых. Релянта, воспроизводимая определённым артиклем, заключает в себе идею реализации этой системы признаков во всех объектах, которым она соответствует. И поскольку, помимо этих объектов, нет никаких других, в которых могла бы воплощаться такая система признаков, постольку она определяет специфику данных объектов, отграничивает их от всех прочих. Это может быть и группа объектов, и только один объект. В комбинанте the neurons – нейроны имеются в виду все нейроны, отличительные признаки которых, разумеется, отражены в понятии нейрон.

Релянта, выраженная неопределённым артиклем, отражает факт реализации некоторой системы признаков (составляющей содержание логической единицы, которая присоединяет к себе данную релянту) не во всех объектах, которым она соответствует, а только в некоторых. Но так как же эта система признаков может воплощаться и в других объектах, она не определяет специфики данных объектов, не ограничивает их от прочих. В логеме a system with an outside source of energy мы с помощью артикля а выражаем такую релянту, которая содержит идею о том, что система признаков, отображённая в понятии system, реализуется в данном случае не во всех объектах, которым она соответствует, а только в некоторых из них, т. е. что система родовых признаков воплощена в одном из видов или даже индивидов. Как известно, родовые признаки не составляют специфики вида и индивида. Поэтому в нашем примере признаки, отражённые в понятии system, не ограничивают тех объектов, к которым в данном случае отнесено это понятие, не образуют их специфики. В приведённых выше примерах релянты, поглощающие отражение предмета, на который направлено отношение, отображают отношение тождества. Ведь то, что некоторая система признаков выступает в виде одного объекта или множества объектов, в виде всех или только некоторых объектов, которым она соответствует, и есть тождество этой системы тем или иным объектам.

В суждении where the available power is much more limited than we have taken it to be имеется релянта восьмой группы more. Поскольку эта релянта непосредственно присоединяется к той логической единице, от которой исходит отношение превосходства, постольку эта релянта обогащает первоначальную мысль отражения указанного отношения, но не соотносит эту мысль с другой мыслью как дальнейшим развитием первой мысли. Последняя мысль в силу того, что отношение, исходящее от первой мысли, присоединяется не к ней, не может распространить содержание первой мысли. Для этого необходима добавочная релянта, которая, присоединяясь ко второй мысли заключала бы в себе идею направленности некоторого нового отношения от первой мысли, обогащенной отношением превосходства, в сторону второй мысли. Последняя мысль, соединяясь с добавочной релянтой, раскрывала бы отношение, исходящее от первой мысли и тем самым развивала бы дальше эту мысль. Такой добавочной релянтой является релянта than. Новое отношение как бы развивает прежнее.

Теперь рассмотрим имеющиеся в данном тексте виды комбинант.

В составе суждения In short, the newer study of automata, whether in metal or in the flesh, is a branch of communication engineering... понятие a branch of communication engineering впитывает в себя идею тождества некоторого другого предмета понятию branch of communication engineering (идея бытия одного предмета другим). Таким образом, отражается направленность отношения от другого предмета к логической единице branch of communication engineering, но идея отношения сливается с этим понятием, в сторону которого направлено это отношение. В результате образуется комбинанта, соответствующая релянтам первой группы. Иначе говоря, связка и предикат, сливаясь, образуют одну мысль, неделимую в строевом отношении.

В логической конструкции a flow of impressions мы наблюдаем отношение принадлежности, присущности, направленное от смысловой единицы flow в сторону понятия impressions. Крайне редки нефиксированные комбинаты, соотносимые с релянтами третьей группы, так как при отсутствии специальной релянты мысль о предмете, отождествляемом с другим предметом, обычно присоединяет к себе идею направленности тождества от другого предмета к данному. А это приводит нас к нефиксированной комбинанте первой группы.

Комбинанты, которые можно сопоставить с релянтами четвёртой группы, выражаются однородными членами предложения при наличии бессоюзной связи. В логеме amount of disturbance or «noise»- a term taken over from the telephone engineer- quantity of information, coding technique, and so on каждое из понятий, воспроизводимых однородными членами, сливается с идеей совместности отражаемого предмета с другими предметами. Отношение совместности в каждом случае сливается с понятием, от которого оно исходит, а не с тем, к которому оно направлено. Поэтому образующиеся комбинанты таковы, что содержание одной не развивает содержание другой (не утверждается относительно содержания другой).

Рассмотрим следующие понятия: automata (automaton), operations (operation), vacuum tubes (vacuum tube), impressions (impression), messages {message). Здесь идея множества выражается не особыми служебными словами, а формами числа знаменательных слов, и она, как и идея отношения ( реализация некоторой системы признаков в виде множества ), сливается с понятием о предмете, который выступает как многое ( тождественен многим вещам). Такое слияние понятия с идеями отношения и того, на что направлено отношение, порождает комбинанту, сопоставимую с релянтами местной группы.

Одна и та же нефиксированная комбинанта может отражать одновременно различные отношения и поэтому быть сопоставима сразу с релянтами разных групп. Это мы можем наблюдать на примере такой логической конструкции: the nervous complex of our body. Комбинанта отображает не только факт реализации некоторой системы признаков в виде множества (соответствие релянтам шестой группы), но и внешнее отношение (отношение принадлежности), направленное в сторону логической единицы the nervous complex of our body, внутри которой также можно наблюдать подобное явление, т. е. отношение принадлежности направлено от понятия complex в сторону понятия body.

Проанализируем ещё один отрывок из научного текста. The icosahedron may be described as a pentagonal antiprism with one atom outside each of the two opposing pentagonal faces. Each ligand from the center atom to a vertex atom is surrounded by five vertices describing an approximately planar pentagon; thus the icosahedron has twelve five-fold vertices, or the central atom forms twelve five-fold ligands («minor ligands» according to Frank and Kasper). The CNI 4 polyhedron is a hexagonal antiprism with one atom outside each of the two opposing hexagonal faces. This polyhedron has twelve five-fold ligands around the waist, fut the ligands to the other two atoms are surrounded by atoms defining planar hexagons, so there are two six-fold ligands on a straight line («major ligands» according to Frank and Kasper).

В логеме CNI 4 polyhedron is a hexagonal antiprism релянта первой группы is отражает направленность отношения тождества от CNI 4 polyhedron в сторону hexagonal antiprism (бытиё первого вторым), и отражение этого отношения тяготеет к понятию hexagonal antiprism.

В суждении pentagonal antiprism with one atom релянта with указывает на направленность отношения нетождественности в сторону понятия atom, к которому тяготеет её содержание, от логической единицы pentagonal antiprism, с которой соотносится первая. А в логической конструкции is surrounded by five vertices релянта by заключает в себе идею направленности отражённого в ней отношения от действия в сторону five vertices. При этом содержание релянты by присоединяется к содержанию мысли five vertices . Отношение между действием и этим понятием не есть отношение тождества. Подобным образом можно рассмотреть также и другие логические конструкции данного отрывка : five-fold ligands around the waist (релянта around), are surrounded by atoms (by), two six-fold ligands on a straight line (one). Всё это релянты второй группы и содержание их будет тяготеть к той логической единице, в сторону которой направлено отношение нетождественности от той логической единицы, с которой соотносится первая.

В суждении This polyhedron has twelve five-fold ligands around the waist, fut the ligands to the other two atoms are surrounded by atoms defining planar hexagons релянта четвёртой группы fut указывает на отношение нетождественности от второго факта к факту первому (как противопоставленность второго факта первому). При этом содержание релянты привязывается к содержанию второго факта.

Релянта, воспроизводимая определённым артиклем в логической единице the ligands, заключает в себе идею реализации системы признаков во всех объектах, которым она соответствует, она определяет специфику данных объектов, отграничивая от других, т. е. имеются в виду отличительные признаки, отражённые в понятии ligand. А релянта, выраженная отношения. Порождается комбинанта, сопоставимая с релянтами шестой группы.

В логической единице has в суждениях This polyhedron has twelve five-fold ligands ...и thus the icosahedron has twelve five-fold vertices... сливается идея момента настоящего и идея отношения к этому моменту со стороны фактов, о которых говорится в данных суждениях, с мыслью о самом факте и образуется комбинанта, соответствующая релянтам седьмой группы. Это слияние наблюдается потому, что отношение ко времени выражается временным глаголом.

Таким образом, мыслительный процесс с точки зрения взаимодействия его компонентов, в конечном счёте, состоит в том, что одни логические единицы развивают дальше содержание других единиц, эти, в свою очередь, содержание третьих единиц и т. д. Это оказывается возможным потому, что логические единицы способны раскрывать отношение, исходящее от содержания других единиц. Когда отношение исходит от какого-либо смыслового содержания, оно развивает его дальше, так как отношение, направленное от одного предмета к другому предмету, есть один из признаков предмета, иначе говоря, часть содержания первого предмета.



Литература

1. Рождественский, Ю. В. Лекции по общему языкознанию / Ю. В. Рождественский. – М., 1990.

2. Ардентов, Б. П. Мысль и язык / Б. П. Ардентов. – Кишинев, 1965.

3. Чесноков, П. В. Слово и соответствующая ему единица мышления / П.В. Чесноков. – М., 1967.

4. Попов, П.С. Значение слова и его понятие / П.С. Попов // Вопросы языкознания. – 1956. – №6. – С. 33-47.





ПОКАЗАТЬ / СКРЫТЬ ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ

Филология

  • Гендерная семантика англоязычного поэтического текста
  • Гендерные стереотипы в рекламном дискурсе
  • Границы предложения в англоязычном поэтическом тексте
  • Зрительно-цветовые образы в аспекте текстовой референции
  • Интерпретация как способ понимания художественного текста
  • Интерпретация понятия инварианта в современной лингвистике
  • Интерпретация языковых репрезентаций базовых эмоций человека
  • Интуиция и чувство языка
  • К вопросу о принципах взаимоотношения знаковых систем
  • Комплимент как этическая норма общения
  • Лингвистические факторы регистровой дифференциации лексики
  • Локальные индикаторы развертывания действия в тексте
  • Номинативная структура цветовой метафоры
  • О «недискриминационной» лексике в английском языке
  • Основные смысловые единицы
  • О специфике языковой региональной политики
  • Оценочно-экспрессивная лексика в устойчивых выражениях
  • Переживание времени и грамматическое время
  • Полевые структуры цветообозначающей лексики
  • Поэтический текст как явление письменного языка
  • Прагматический и семантический компоненты в структуре значения слова
  • Предметная сторона значения терминов искусств, философских и научных терминов
  • Природа символа и художественный текст
  • Просодический акцент в читаемом тексте
  • Противоречит ли принцип иронии принципу вежливости в общении?
  • Процесс демократизации современного английского языка
  • Роль междометий и местоимений в создании подтекста в диалоге
  • Самопрезентация в чате
  • Семантика числа в англоязычном поэтическом тексте
  • Семантико-грамматические особенности глаголов, обозначающих фазы действия
  • Семантико-грамматические характеристики устойчивых единиц в деловом английском
  • Семантический диапазон текстопостроения от первого лица
  • Смысловая конвергенция текстов как предмет исследования диалогики текста
  • Статус и семантика вторых компонентов фразовых глаголов
  • Суггестивные аспекты семантики текста
  • Текстовое преломление модальности
  • Теория речевых актов
  • Типология содержательных структур поэтического текста
  • Характеристика текстов общественно-политического содержания
  • Художественная деталь как маркер подтекста
  • Языковая личность: основные направления исследования
  • Языковые основы сенсорной зрительно-цветовой образности
  • Языковое сознание в условиях учебного билингвизма
  • Языковые и неязыковые параметры фатического дискурса








  • | Главная страница | Грамматика | Грамматические упражнения | Сводная таблица видовременных форм глагола | Неправильные глаголы (таблица) | Распространенные лексические ошибки | | Лексика по темам | Песни на английском с субтитрами | Теория перевода | Практика перевода | Топики | Тексты и статьи по политологии | Тексты по психологии | Тексты по социальной работе | Тексты по социологии | Тексты по экономике | Отправляясь в Англию | Фотографии из поездки в Великобританию | Филология | Теория культуры | Учебно-методические материалы и ресурсы | Рекомендуемые интернет-ресурсы |
    Карта сайта © 2010-2016, info@study-english.info Карта сайта