Study-English.info - cайт для изучающих английский язык, студентов, преподавателей вузов и переводчиков

Главная страница сайта Study-English.info Английская грамматика Английская лексика по темам Песни на английском языке с текстами Материалы для переводчиков Устные темы и тексты для перевода Интернет-ресурсы для изучающих английский язык

Влияние глобализации как социокультурного процесса на современное российское общество






2.3 Взаимосвязь глобальных социокультурных процессов и культурной политики в России: современное состояние и перспективы


В условиях современной социокультурной глобализации у России есть вес возможности оказывать все более существенное влияние на облик западного мира в предстоящие два-три десятилетия. При этом представляется очевидным, что Россия, изолированная от западного мира, не способная преодолеть свою социально-экономическую отсталость, но обладающая при этом мощным ядерным потенциалом, стала бы одним из наиболее опасных источников глобальной нестабильности, международной конфронтации, напряженности и конфликтов. В то же время, Россия модернизирующаяся, преодолевающая социально-экономический кризис, укрепляющая и развивающая свои партнерские отношения с западным миром, могла бы внести весомый вклад в более гармоничное, сбалансированное развитие глобализационных процессов.

Уже сейчас мы видим, что современность со всей остротой ставит перед нами сложную дилемму: с одной стороны, налицо углубление процессов социокультурной глобализации и общей стандартизации жизнедеятельности субъектов на макросоциальном уровне, с другой – все острее заявляет о себе необходимость сохранения исторического генофонда традиционных культур [19, c. 46].

Саморазвитие общества уже не может ориентироваться только на связи, порожденные внутренними причинами. «Общество – это сложнейшая саморазвивающаяся система, основанная на богатстве и разнообразии эндогенных связей, на общности культуры, моральных норм и духовных ценностей. Глобализация ведет к возникновению мощных экзогенных связей и зависимостей, интегрирующих отдельные элементы общества и глобальные сетевые структуры. Усиливаются центробежные тенденции, ослабляющие и деформирующие традиционные связи и угрожающие распадом общества. Защитной и одновременно проектной реакцией общества являются процессы самоорганизации», – утверждает А. А. Зиновьев [38, c. 306].

Увеличивая степень открытости национальных социально-экономических систем, глобализация приводит к необратимым изменениям как внутри отдельных государств, так и в отношениях между ними. На локальном уровне процессы самоорганизации проявляются в стремлении населения более активно участвовать в управлении, вызывают обострение национального и религиозного сознания. Возникает необходимость переструктурирования общества, прежде всего избавления от жесткого администрирования сверху, выработки новых отношений между государством и обществом, происходит формирование особого типа политических отношений – управляющих глобальных, «вертикальных» как отношений внутренних, или более близких по своей природе внутренним, нежели международным.

Процессы глобализации, как бы трудно они ни происходили и как бы остро ни воспринимались в обществе, не могут быть отменены и в ближайшее время усилятся, что потребует выверенных действий из-за усложнения управленческих задач. Для исследования социокультурных глобально-локальных процессов становится предельно важной выработка конструктивных идей, раскрывающих траектории динамики культуры в новых условиях. Социокультурные глобально-локальные процессы, однако, подвергаются исследованию реже, чем экономические, политические или экологические, и их траектории практически не «вычерчены».

В аспекте развития глобально-локальных социокультурных процессов национальная культурная политика претерпевает качественные изменения: чтобы плодотворно воздействовать на социокультурную динамику в той или иной стране, ее культурная политика должна отвечать тенденциям и задачам, адекватным масштабу и характеру общественных перемен. Существеннейшим моментом становится то, что если в недалеком прошлом ведущую роль играли национальные императивы культурной политики, то сегодня все в большей степени на арену выходят силы, которые выдвигают на первый план императивы глобализационные, происходит определенное размывание границ между внешней и внутренней культурной политикой, формирование их новой взаимосвязи. Эта взаимосвязь проявляется в повышении значения внешних условий для культурной политики на локальном уровне – иначе она будет опрокинута всемирными глобальными потоками, в важности для внешней культурной политики формирования культурного потенциала страны соразмерно важнейшим векторам мирового развития [10, c. 249].

Необходимо проанализировать качественные изменения в современной российской культурной политике, обосновать ее целесообразные меры и конструктивные практические решения, которые могут стать важнейшей предпосылкой устойчивого развития российского общества, способствовать его вхождению в глобальное социокультурное пространство на правах партнера, обладающего мощным культурным и духовно-нравственным потенциалом, способным внести вклад в достижение стабильности глобальной социокультурной ситуации. Требуется уточнение самих целей культурной политики, расширение ее базы, увязка культурной политики с политикой в других областях.

В то время, когда мир стал гетерогенным и нуждается в выработке иных критериев и векторов развития, российская культурная политика не может игнорировать общие «правила игры» в социокультурном глобальном пространстве. К необходимости выработки таких правил постепенно приходит все мировое сообщество, которое сегодня отчетливо ощущает, что назрела необходимость смены парадигм, учитывающих повышение роли культуры в формировании реалий будущего и путей выживания человечества. Это предполагает концентрацию внимания на:

– «единстве многообразия» культурного развития и его принципах, в том числе принципах взаимосвязи устойчивого развития и расцвета культур, взаимосвязи творчества в сфере культуры и человеческого прогресса, а также свободной циркуляции идей в письменной и аудиовизуальной форме, необходимой для развития творческого разнообразия;

– диалоге культур, проблеме, небывалой по значимости и сложности, решение которой будет способствовать созданию нового мирового порядка, основанного на партнерстве цивилизаций и народов в решении ключевых проблем, определяющих будущее человечества, его судьбу;

– изменениях в культуре, вызванных современной технологической революцией, прежде всего тех, которые связаны с «реконструкцией» культурной идентичности в информационно-глобальном обществе, а также развитием информационно-коммуникативных процессов, интеграцией электронных средств коммуникации и повышением их интерактивного потенциала [16, c. 184].

Специфика конфигурации глобального мира требует значительной открытости национальных культур. Часто страны по разным причинам противятся ей, активно вырабатывают ограничительные меры для защиты от слишком интенсивного влияния других культур. Такого рода меры оправданы лишь в определенной степени, хотя опыт показывает, что некоторые внутренние решения без них бывают неэффективны, например, содействие развитию региональных рынков будет безуспешным, если при этом не принимаются адекватные защитные меры для ограничения потребления иностранной культурной продукции. Решающее же значение имеет не столько ограничение влияния других культур, сколько развитие собственной культуры, налаживание соответствующего управления культурной жизнью, формирование мощного культурного потенциала внутри страны, при отсутствии которого она окажется «былинкой на ветру» мощных глобальных социокультурных потоков, будет ими опасно деформирована.

Исторически путь России сложился так, что модель ее развития не была связана с транснационализацией, поэтому, когда российское общество открылось миру, глобализация стала пониматься как нечто опасное и угрожающее. Эти выводы касались и геополитики, и экономики, а для культуры вызовы глобализации воспринимались и воспринимаются сегодня как особо опасные и способные разрушить культуру, национальный менталитет, самые сакральные стороны жизни россиян. Такого рода предпосылки оживляют одновременно и конструктивные идеи, направленные на подключение к мировым правилам игры, неизбежному процессу глобализации, и мифологические, культурно-идеологические построения, противопоставляющие Россию всему остальному миру, которые возникали всегда, когда она сталкивалась с внешними трудностями. Проблема того, как достичь золотой середины между глобализацией и сохранением культурной самобытности России, пока в должной степени не исследована. Ее изучение осложняется и тем, что в рамках различных культур в России по-разному может быть представлено соединение традиций с современностью [44, с. 59].

Россия пока является аутсайдером глобализационных процессов, скорее объектом, чем субъектом социокультурной глобализации. Рассмотрение культуры России в аспекте глобализационных процессов ставит острый вопрос о том, может ли она получить от глобализации какие-либо выгоды, можно ли создать такие условия, предпринять какие-либо действия для того, чтобы страна могла не только войти в глобальное социокультурное пространство на правах равноправного партнера, но и получить от этого пользу. Это также важно с точки зрения определения приоритетов, в частности, возможного усиления «оборонительной» культурной политики, как якобы наиболее адекватно отвечающей задаче сохранения культурных традиций и обычаев.

С сохранением и возрождением традиционных структур дело обстоит не просто, возникает, по крайней мере, две следующих проблемы. Первая – насколько традиционные воззрения, например представления о человеке, экологические и духовно-нравственные традиционные императивы и т. п., могут способствовать достижению современного общественного состояния и могут ли они восторжествовать при формировании коллективной идентичности.

Вторая проблема связана с существованием гарантий того, что эти традиционные структуры не превратятся в националистические, агрессивные, препятствующие превращению общества в подлинно современное, а также с вопросом о том, не нуждаются ли они в вытеснении глобальными представлениями о современности.

В России такого рода проблемы особенно актуальны в региональном срезе, прежде всего там, где ряд причин, в том числе территориальная изолированность, способствовали сохранению практически в первозданном виде глубинных пластов самобытной культуры, которые сегодня воспринимаются не как нечто уходящее, а напротив – в аспекте духовного обновления, наличия творческого потенциала личности, несут в себе актуальную социальную нагрузку. Вряд ли старая идентичность может быть критерием современности общества и обусловить появление соответствующих институтов, хотя не исключено, что разные компоненты, в том числе традиционные представления и образы, могут самостоятельно эволюционировать в соответствии с присущей им логикой и вносить свой вклад в неравномерное развитие структур в рамках общества, определяя специфику его саморазвития [50, c. 6].

В российской культуре в условиях общественных трансформаций принципиальное значение приобретает ориентация на будущее, предполагающая, что традиции прошлого реализуются без потерь на новой инновационной основе. Перед лицом перемен в некоторых странах часто преувеличивают роль местных традиций и рассматривают альтернативные возможности развития на основе радикальной автономии. Акцент, сделанный на себе, затрудняет и поиски нового, и ход транскультурных обменов, необходимых для творчества и критического осмысления глобального общества. Те регионы России, которые в большей степени ориентируются на замкнутость и самодостаточность, ложное понимание поддержки традиционной культуры как единственной меры сохранения своей региональной идентичности, имеют немного шансов для благополучного развития. Отсутствие выхода на глобальный уровень, непредставленность национальной и местной культур на глобальном рынке наносят ущерб культурному многообразию.

Открытость и новые возможности межкультурного общения играют важную роль во взаимодействии российской культуры с другими культурами. Вероятно, со временем культурная политика России будет в меньшей степени сосредоточена на «защитной» реакции от внешних влияний и центр тяжести переместится на поиск взаимовыгодных форм межкультурного сотрудничества. В формирование интеграционной ситуации значительный вклад могут внести как правительства, так и неправительственные организации, которые сегодня также функционируют за пределами национальных границ, отдельные люди, овладевающие новыми культурными ценностями.

Огромный потенциал России в области культуры необходимо использовать как мощный инструмент российской внешней политики. Включение России в глобальные культурные процессы подразумевает не просто двух- или многосторонние взаимодействия, а принципиально иную конфигурацию отношений [59, c. 163]. Перед вызовами новых глобальных трендов Россия нуждается в более активном продвижении на международной арене своей стратегии защиты культурной самобытности, включающей реализацию принципов суверенитета, равенства культур, защиту культурного разнообразия, сохранение наследия. Перед культурной политикой страны и теми, кто ее осуществляет, стоит множество задач, для решения которых необходимы совместные усилия, в том числе и на международном уровне. В частности, возникает актуальная необходимость выработки новых форм взаимодействия правительства России с правительствами других стран для поддержания равновесия между культурной уникальностью и унификацией, которая неизбежна при развитии информационных сетей и глобальных коммуникационных технологий.

Для того чтобы глобализация не оказалась опасной для страны, открывшейся миру и последовавшей по пути демократического развития, чтобы она могла быть достойно представлена на глобальном социокультурном уровне, большую важность приобретает продуманная и эффективная локальная культурная политика, а также выбор соответствующих инструментов этой политики [97, c. 19].

В условиях «тесноты» современного глобального социокультурного пространства внутри самой страны все более необходимым видится формирование следующих приоритетов:

– переход к общественно-государственной парадигме развития культуры, высвобождающей возможности для саморазвития культурных процессов в стране;

– развитие тех секторов культуры, которые обеспечивают функционирование трансграничных культурных потоков, активное освоение Россией глобального социокультурного пространства;

– развитие индустрии культуры, удовлетворение массовой потребности в продукции, изготовленной на стыке культурной и информационной областей;

– поддержка новаторства, творческого воображения и изобретательности, плюрализма и самобытности как важнейших характеристик гражданского общества;

– достижение эффективного управления социокультурной сферой на основе современных технологий и профессионализации кадров.

То, какие ответы сможет предложить Россия на вызов времени, во многом определит ее лицо на мировой политической арене, сформирует ее обновленную идентичность в глазах мирового сообщества. Разумеется России предстоит отстроить цивилизационные формы рыночной экономики и демократии, переориентировать экономику на социальные нужды, осуществить нормализацию законодательной и исполнительной власти, упрочить интеграционные процессы в сообществе стран СНГ, включиться в далеко неоднозначный по своим возможным последствиям процесс общеевропейской интеграции, укрепить свои культурный статус и идентичность. Однако, учитывая гипотезу относительно зарождения новой модели оценок культурности сообщества, предполагающей основными критериями уровень стабильности и социальной гармонии, на скорость поступательного движения населения к новым моделям преобразовательной деятельности, можно утверждать, что Россия сможет при благоприятном решении вышеотмеченных задач предложить достойные культурные решения в качестве вклада в глобальный процесс [36, c. 4].

Приоритетные направления культурных преобразований в рамках парадигмы гуманистического глобализма видятся для России как восстановление культурной идентичности российского народа, возвращение ценностей взаимопонимания и единения, духовного смысла человеческого и восстановление российского этноса; модернизация и постмодернизация производящих и рекреативных практик; решение межнациональных проблем и восстановление политического и экономического единства народов России.

Как гигантский суперэтнос Россия является одновременно европейской и азиатской, занимая местоположение между Востоком и Западом. Оставляя в стороне вопросы геополитики, безопасности и суверенитета, отметим, что именно благодаря смешению множества народов, культур и конфессий, Россия исторически готова к диалогу с другими сообществами и цивилизациями. В этой готовности и наработанных практиках объединения народов – цивилизационный ресурс и предназначение России. Другая черта российского менталитета – в его уникальности: открытость и восприимчивость к мировым веяниям и достижениям, свобода от чувства национального эгоизма и сознания исключительности, тяга к единению, справедливости и миру, высокая стойкость и терпение в периоды опасностей и испытаний.

Диалог культур Запада и Востока сегодня набирает силу для достижения консенсуса двух господствующих мировоззренческих ориентаций и типов мышления – антропоцентричного («восточного») и космоцентричного («западного») – синтеза логик гоподства и конструирования мира и мудрости и невмешательства в мировые процессы [102, c. 6].

Для прорыва к социально ориентированной постиндустриальной экономике России придется решить задачи восстановления ключевой роли государства в макроэкономическом регулировании экономики и социально-культурной сфере, что, в свою очередь потребует глубоких перемен в социальной психологии российского общества, в его ментальности (отказ от патриархальных пережитков, изменение отношения к собственности, к правопорядку, самодисциплине). Также предстоит восстановить оборонный потенциал страны; повысить эффективность деятельности государственного аппарата, обеспечить правопорядок и личную безопасность граждан; восстановить вертикаль власти, одновременно укрепив основы демократического федерализма; решительно отстаивать национальные интересы России на международной арене и проводить курс на интеграцию страны в международные политические и экономические структуры с целью отстаивания модели гуманистического глобализма.

Судьба России как субмировой цивилизации – это своеобразный тест, проверка способности человечества организовать жизнедеятельность в новых условиях глобально-информационной культуры. Если выживет Россия со своим «большим пространством» и «большим временем», то выживет и все человечество. Проблема цивилизационной идентичности России вырастает в проблему альтернативных перспектив развития жизни на Земле [44, c. 60].

Одним из существенных составных элементов глобализации культуры высыпает процесс глобализации образования. Российская культура, развиваясь под влиянием внутренних и внешних факторов, сохраняя свою идентичность, приходит к необходимости тесно связать культурное развитие с образованностью людей. Именно в России была создана лучшая в мире система образования, причем не столько образования элиты, сколько образования нации в целом. В основе этой образовательной системы лежали: 1) земские школы, 2) система реальных училищ и гимназий, 3) система вузовского, особенно высшего инженерского образования, 4) традиция формирования научных школ [93, c. 76].

«Теперь ситуации изменилась в корне, – писал H. Н. Моисеев в 2000 г. – Как будто бы по злой воле, направляемой неким демоном, научные школы распадаются, уровень образованности падает, разрушается сама система образования – последнее особенно страшно. Мы неуклонно погружаемся в невежество. Еще десять-двадцать лет – и по уровню образованности нации мы окажемся в состоянии Соединенных Штатов. Но у них есть деньги, и они могут приобретать интеллектуальный потенциал в России, в Индии, Китае – всюду, где его не способны содержать. А мы? Мы можем рассчитывать только на себя – понимают ли это власть имущие? Понимают ли они, что наш единственный шанс подняться на ноги – образованность нации?!» [59, c. 138].

Сегодня можно с полной уверенностью говорить об усилении тенденций интернационализации (глобализации) образования, о резком увеличении удельного веса его международной составляющей, в частности, под влиянием глобализации экономики и развития современных глобальных информационных сетей.

Современные международные отношения вместе с социокультурными, макроэкономическими процессами, стиранием национальной идентичности и усилением роли информационных технологий привели к унификации всей жизни общества. Интеллект, знания, высокие технологии сейчас как никогда востребованы обществом, а информационные технологии коренным образом меняют быт и нравы людей, сжимают пространство и открывают границы.

Глобализация оказывает непосредственное воздействие на систему образования. Чтобы соответствовать требованиям современных международных процессов есть прямая необходимость в подготовке персонала для рабочих мест, где обязанности постоянно изменяются, а вертикальное управление заменено горизонтальными связями за счет использования информационных технологий. Образование призвано помогать людям выполнять задачи, для которых они не были подготовлены заранее, развивать в людях таланты и способности.

Очевидно, что сегодняшние попытки создать в образовании новую гуманитарную среду являются закономерной реакцией общества на укоренившееся в подсознании людей пренебрежение к личности, отторжение её от нравственных ценностей, духовного развития. Гуманизация образования призвана помочь осуществить в характере мышления человека столь необходимый поворот к целостному восприятию мира в социокультурном контексте.

Если анализировать систему образования в России, следует отметить, что за последние 10-15 лет в ней произошли серьезные структурные изменения. Уже сейчас очевидно, что система образования в нашей стране призвана самостоятельно адаптироваться к новой социокультурной ситуации (рыночные отношения, демократия, правовое общество).

Проблема качества образования в России обусловлена множеством факторов, наиболее значимыми из которых являются:

– увеличение числа учащихся и учебных заведений (особенно в высшем образовании). За последние десять лет удвоилось количество студентов ВУЗов. Однако интеллектуальный потенциал в аналогичной прогрессии не возрос. Все это привело к массовости учащихся, росту числа учебных заведений, и, как следствие, к снижению качества обучения;

– снижение уровня образования. Сегодняшний профессиональный уровень подготовки квалифицированных кадров снизился из-за внедрения в образовательные программы дисциплин, косвенно необходимых или вообще необязательных для фундаментальной подготовки. Другим аспектом проблемы является подготовка специалистов, невостребованных на рынке труда (которым в будущем сложно трудоустроиться по специальности);

– распространение платных форм образования. «Платность» образования расширяет ресурсы учебных заведений, что ведет к увеличению набора «платников» лишь в угоду роста доходов, а не качества образовательного процесса. При этом ради сохранения «платника», учебные заведения нередко идут на уступки учащимся, упрощая учебную нагрузку, что также снижает качество образования;

– развитие информационных технологий. «Глобальная паутина» вместе с доступностью информационных потоков снижают умственную нагрузку учащегося, в результате чего человек постепенно утрачивает способность творчески и рационально мыслить. Данный фактор также снижает качество образования из-за неспособности учащегося применить «полученные» из сети Интернет «знания», которые он теоретически должен сам осмыслить и проанализировать [93, c. 77].

Глобализация современного общества затрагивает всю российскую систему образования. Речь идет о способности учебных заведений предоставлять образовательные услуги на уровне мировых требований, а также об использовании достижений образовательных практик других стран в содержании, методике и технологии обучения. В этом отношении, трудности, связанные с длительным периодом автономности (изолированности) отечественного образования вызывают болезненные реакции при ознакомлении и эффективном использовании ценного зарубежного опыта. В свою очередь, имеют место тенденции использования низкокачественной учебной литературы в угоду лишь её заграничного происхождения. Разумеется, остается проблема достойного представления (признания) собственных достижений в образовании на мировом уровне.

Для адаптации системы образования к новым реалиям существует несколько путей, главными из которых являются:

– изменение роли преподавателей с целью воспитания независимой личности, способной доставать, анализировать и интерпретировать полученную информацию.

– изменение процедур сертификации (соответствия), чтобы имелась возможность оценить способности человека быстро адаптироваться к изменениям на рынке труда, умение работать в коллективе, тестирование на профессиональную пригодность.

Таким образом, разумно осуществляемая культурная политика может внести значительный вклад в достижение новых параметров социокультурной системы России, от состояния которой решающим образом зависят динамические перемены в российском обществе в целом и то, какое место страна займет на глобальной социокультурной карте. В то время, пока Россия активно ищет свое место в еще не устоявшемся мировом балансе интересов и сил, ее культурная политика призвана способствовать созданию благоприятного образа страны в мире и ее авторитета, который всегда определялся не только политическим весом и экономическими ресурсами страны, но и богатством ее культурного достояния. Также сегодня в большинстве стран мира утверждается понимание необходимости национального образования, как стратегического фактора, определяющего будущее страны и нации. Российская система образования, не смотря на критику, вполне конкурентоспособна на мировом рынке образовательных услуг. Однако для окончательного вхождения России в глобальный рынок образования потребуется ряд качественных изменений, основой которых станет гуманизация образования.



Продолжение >>>>>




ПОКАЗАТЬ / СКРЫТЬ ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ

Теория культуры

  • Академический дискурс в теории институциональных дискурсов
  • Бытие автора в культурном пространстве текста
  • Влияние глобализации на российское общество
  • Деловой этикет в международном общении
  • Дифференциация как часть межкультурной коммуникации
  • Зарождение традиции восприятия народов среднего Поволжья в английской культуре
  • Иностранные языки в межкультурной коммуникации
  • Институт гувернерства в России XVIII в.
  • Исследования взаимодействия культур
  • История русско–английских отношений
  • Культура рабочего класса в исследованиях Э. П. Томпсона
  • Личное и социальное в восприятии культуры
  • Мордовские дохристианские имена
  • Непонимание в межкультурной коммуникации
  • Об этнической и национальной культуре
  • От толерантности к интерсуществованию
  • Поляки о России и россиянах (по материалам электронных источников)
  • Ричард Хогарт
  • Стереотипы взаимовосприятия русских и американцев
  • Стереотипы восприятия российской культуры англичанами в XX в.
  • Сущность категории восприятия культуры
  • Формирование межкультурной компетенции студентов








  • | Главная страница | Грамматика | Грамматические упражнения | Сводная таблица видовременных форм глагола | Неправильные глаголы (таблица) | Распространенные лексические ошибки | | Лексика по темам | Песни на английском с субтитрами | Теория перевода | Практика перевода | Топики | Тексты и статьи по политологии | Тексты по психологии | Тексты по социальной работе | Тексты по социологии | Тексты по экономике | Отправляясь в Англию | Фотографии из поездки в Великобританию | Филология | Теория культуры | Учебно-методические материалы и ресурсы | Рекомендуемые интернет-ресурсы |
    Карта сайта © 2010-2016, info@study-english.info Карта сайта